Home Version 182018-11-27T23:21:26+00:00

[fusion_builder_container hundred_percent=»yes» overflow=»visible» padding_right=»20px» padding_left=»20px» ][fusion_builder_row][fusion_builder_column type=»1_1″ background_position=»left top» background_color=»» border_size=»» border_color=»» border_style=»solid» spacing=»yes» background_image=»» background_repeat=»no-repeat» padding=»» margin_top=»0px» margin_bottom=»0px» class=»» id=»» animation_type=»» animation_speed=»0.3″ animation_direction=»left» hide_on_mobile=»no» center_content=»no» min_height=»none»][fusion_text]

[/fusion_text][fusion_text]

[/fusion_text][fusion_text]

[/fusion_text][/fusion_builder_column][/fusion_builder_row][/fusion_builder_container][fusion_builder_container backgroundcolor=»» backgroundimage=»» backgroundrepeat=»no-repeat» backgroundposition=»top left» backgroundattachment=»fixed» bordersize=»0px» bordercolor=»#e5e4e4″ borderstyle=»» paddingtop=»25px» paddingbottom=»0px» padding_left=»0px»padding_right==»0px» menu_anchor=»» class=»» id=»»][fusion_builder_row][fusion_builder_column type=»1_1″ background_position=»left top» background_color=»» border_size=»» border_color=»» border_style=»solid» spacing=»yes» background_image=»» background_repeat=»no-repeat» padding=»» margin_top=»0px» margin_bottom=»0px» class=»» id=»» animation_type=»» animation_speed=»0.3″ animation_direction=»left» hide_on_mobile=»no» center_content=»no» min_height=»none»][fusion_text]

комментарии к предложению Роспотребнадзора по внесению изменений в п. 2.4. главы II СанПиН 1.2.2353-08 «Канцерогенные факторы и основные требования к профилактике канцерогенной опасности»

[/fusion_text][fusion_separator style_type=»double solid» top_margin=»15″ bottom_margin=»40″ sep_color=»» icon=»» width=»» class=»» id=»»/][fusion_text]В сводном отчете о проведении оценки регулирующего воздействия проекта постановления Главного государственного санитарного врача Российской Федерации «О внесении изменений в СанПиН 1.2.2353-08 «Канцерогенные факторы и основные требования к профилактике канцерогенной опасности» Роспотребнадзор (далее, по тексту – «РПН») предлагает внести изменения в СанПиН 1.2.2353-08 «Канцерогенные факторы и основные требования к профилактике канцерогенной опасности» (далее, по тексту – «СанПин») (приложение).

Настоящее письмо относится к предложенным изменениям в СанПиН, а именно: «21. Дополнить пункт 2.4. главы II подпунктом 4 в следующей редакции: «4. Использование искусственных источников ультрафиолетового излучения для получения загара.»».

В частности предполагается объединить использование соляриев (использование искусственных источников ультрафиолетового излучения для получения загара) с табакокурением и злоупотреблением алкоголем.

Чтобы облегчить читателю понимание остального документа разрешите нам сначала дать определение солярия (искусственного источника ультрафиолетового излучения для получения загара).

Лампы в солярии излучают определённое количество коротких и длинных УФ-лучей.

Нет никакой разницы между УФ-фотонами солнечного света и излучаемыми лампами в солярии. УФ-фотоны от ламп для загара взаимодействуют с нашими телами точно также как УФ-фотоны настоящего солнца.

Типичный cолярий в российском салоне для загара излучает примерно такое же количество коротких и длинных лучей, которое содержится в солнечном свете, достигающем пляжей в Сочи в полдень в середине лета.

В отличие от неизвестного и неконтролируемого УФ-излучения, получаемого из естественного солнечного света, излучение солярия известно и контролируемо в зависимости от типа кожи каждого человека.

Таким образом, процесс загара в солярии «безопаснее» (чтобы избежать солнечных ожогов) процесса загара под естественным солнцем.

Время воздействия ультрафиолетовых лучей в cолярии составляет от 5 до 12 минут в зависимости от типа кожи индивида и базового уровня загара.

Трудно предположить, что нахождение на пляже в Сочи в течение времени от 5 до 15 минут может быть столь опасно, что требуется отдельная разрешительная формулировка в СанПиН.

Ниже мы бы хотели объяснить нашу точку зрения по поводу предложения РПН и существующего включения солнечного света и ультрафиолетового света в список канцерогенов без какого-либо упоминания доз.

Солнечный свет, свежий воздух и вода — вечные составляющие здоровой жизни и когда-то они были основой российского здравоохранения.

Современная западная медицинская наука, похоже, забыла об этих основах, и превратила солнечный свет в смертельного врага человечества.

Вместо этого современная западная медицинская наука сосредотачивается на поиске «маркеров» для раннего обнаружения болезней и изобретении вакцин против придуманных эпидемий или эпидемий с низким уровнем риска.

Кажется, что задачей западного здравоохранения является назначение лекарственной терапии как можно большему числу людей и как можно раньше.

Однако не существует доказательств, что этот дорогой (для общества, но очень прибыльный для медицинских корпораций) подход к здравоохранению обеспечивает населению Северной Америки, Европы или Австралии лучшую, более продолжительную или более здоровую жизнь.

Учитывая положение вещей, можно поверить, что некоторые представители медицинских регулятивных органов каким-то образом «потеряли независимость» и «стали частью» корпораций, которые данные органы должны регулировать. Это справедливо также для организаций по здравоохранению в Организации Объединённых Наций, таких как ВОЗ, INTERSUN (Интерсан) и МАИР.

Пребывание на солнце веками и даже тысячелетиями являлось частью традиционной заботы о здоровье.

Витамин Д (от контакта с коротковолновым ультрафиолетовым излучением) — это основной гормон, позволяющий объяснить пользу для здоровья от контакта с УФ-лучами. Окись азота (от контакта с длинноволновым ультрафиолетовым излучением) – ещё одна недавно открытая составляющая.

Множество исследований витамина Д подтверждают то, что русская медицина знала ещё 50 лет назад, но сейчас, похоже, забыла: достаточный контакт с ультрафиолетовым излучением позволяет снизить риск большинства раковых и множества других заболеваний.

Окись азота помогает снизить риск сердечнососудистых заболеваний, наиболее распространённых медицинских расстройств в современном обществе.

Доказано, что как витамин Д так и окись азота, получаемые при контакте с ультрафиолетовым светом, более эффективны, чем любые вакцины или вещества, снижающие холестерин, в снижении рисков наиболее распространённых в нашем мире заболеваний.

Эти вещества, возможно, одни из многих ещё не идентифицированных оздоровительных процессов, запускаемых в организме человека во время контакта с ультрафиолетовым светом.

Положительное влияние контакта с ультрафиолетом на человеческую психику – ещё один хорошо известный и доказанный факт.

Таким образом, регулярный контакт с ультрафиолетовым светом – главное противодействие современной западной синтетической медицинской индустрии,

«Открытие» того, что контакт с ультрафиолетом вдруг стал опасным идёт вразрез с традиционной и независимой современной медицинской наукой.

Есть основания полагать, что кампания против контакта с солнцем – часть плана господствующего мирового правительства по контролю систем здравоохранения в каждой стране.

«Демонизация» солнечного света имеет прямую параллель с происходящей демонизацией России Соединёнными Штатами Америки, Европейским Союзом и Австралией.

Фактически все исследования отношений между контактом с УФ лучами и раком кожи идут из-за рубежа.

Прежде чем Россия сделает дальнейшие шаги к выдуманной демонизации контакта с ультрафиолетом, мы предлагаем РПН провести собственные исследования. Это предотвратит внесение изменений в СанПиН, которые будут иметь эффект обратный желаемому.

Поначалу исследование может быть простой оценкой сообщений, являющихся основой решений ВОЗ/IARC и других организаций, упомянутых выше в письме РПН.

Мы предлагаем поставить целью данного исследования ответ на основополагающие вопросы (см. ниже), чтобы быть уверенными, что любые изменения в СанПиН будут действительно полезны, а не вредны для здоровья людей и российской экономики.

На данный момент, принимая во внимания тот факт, что “искусственные источники ультрафиолетового излучения для получения загара” являются ещё одним более контролируемым путём контакта с ультрафиолетовым светом, достаточно того, что солнечный свет и ультрафиолетовый свет (типы А, B и С) уже включены в СанПиН 2.2. «физические факторы» как канцерогены.

Факт использования РПН в своём предложении слова «использование», вместо «злоупотребление» (как для алкогольных напитков в СанПиН 2.4) указывает на то, что РПН не признает положительных эффектов от использования соляриев.

Это радикальная смена традиционной позиции российского здравоохранения, которое по праву признавало контакт с ультрафиолетовым светом в качестве большого блага для здоровья.

Вот предлагаемые вопросы, на которые РПН следует попытаться найти ответы перед расширением любой кампании против контакта с ультрафиолетом. Ниже мы дадим ответы на эти вопросы, основываясь на наших собственных исследованиях.

Вопрос 1: Были ли мета-исследования и классификация корректны и свободны от предвзятости, когда IARC классифицировал солнечный свет и ультрафиолетовый свет как канцерогены (без упоминания доза-зависимости) в наиболее опасной группе в своей 55-й Монографии от 1955 года.

Вопрос 2: Были ли мета-исследование и решение корректны и свободны от предвзятости, когда IARC добавил «Использование УФ излучающих устройств для загара» к группе наиболее опасных в монографии 100D от 2012 года (основанной на Рабочей Группе IARC по выявлению рисков канцерогенеза, которая собралась в Лионе 2-9 июня 2009 года)?

Вопрос 3: Принимает ли основное исследование во внимание гипердиагностику рака кожи, которая составляет 80-90%?

Вопрос 4: Насколько велик реальный риск использования искусственных источников ультрафиолетового излучения для получения загара?

Вопрос 5: Сделает ли повышенное стимулирование избегания солнца людей здоровее или более склонными к заболеваниям?

Вопрос 6: Доказывают ли результаты стран, которые уже в течение долгого времени принимали меры против воздействия ультрафиолетового излучения, что избегание загара снижает заболеваемость раком кожи?

Вопрос 7: Какова в дальнейшем цена сниженного контакта с ультрафиолетом для российского общества (здравоохранения и страховых взносов)?

Вопрос 8: Какова будет цена для российского сообщества, если кампании по ранней диагностике рака кожи приведут к такой же гипердиагностике, как на Западе?

Вопрос 9: Какова была роль господствующих западных средств массовой информации, над которыми доминируют корпорации, в продвижении избегания загара?

Вопрос 10: Как наилучшим способом регулировать использование искусственных источников ультрафиолетового излучения для загара?[/fusion_text][fusion_separator style_type=»single|dashed» top_margin=»25″ bottom_margin=»25″ sep_color=»» icon=»» width=»» class=»» id=»»/][fusion_text]

Наши ответы (с дополнительными ссылками) на заданные выше вопросы.

Вопрос 1: Были ли мета-исследования и классификация верны и свободны от предвзятости, когда IARC классифицировал солнечный свет и ультрафиолетовый свет как канцерогены (без упоминания доза-зависимости) в наиболее опасной группе в своей 55-й Монографии от 1955 года.

Наш ответ:

Монография IARC 55 от 1995 года содержит огромное количество мета-исследований по выявлению взаимоотношений между контактом с ультрафиолетом и раком кожи.

Исследование, касающееся общего и накопленного контакта с ультрафиолетом, сыграло большую роль в выводе об опасности ультрафиолетового света.

Как очевидно из таблицы, взятой из 55-й Монографии IARC от 1995 года (Страница 116, Таблица 18. Результаты контролируемых исследований меланомы: общий контакт с солнцем оценён с помощью вопросника), всего 3 из 10 исследований показали значительное увеличение риска. Есть основания полагать, что люди, исследование которых оплачивает Лореаль, провели два из этих трёх исследований. Третье происходит из медицинской клиники в Лионе, Франция (место расположения IARC) и использовало уже тогда завышенные частоты диагностики, полученные в кампаниях по ранней диагностике.

Все это, в сочетании с тем фактом, что отношение солнечного света и ультрафиолетового света к первой группе канцерогенов было сделано без какого-либо количественного учёта доз, безусловно выглядит так, как будто кто-то хотел (и добился успеха) повлиять на результат для своей выгоды.

Моно-55-Таб-18

Более того, в МОНОГРАФИИ IARC ТОМ 55 от 1995 года на странице 220 утверждается что:

«Наоборот, связь с общим временем воздействия солнца в течение жизни или последних лет, оцениваемая с помощью вопросника несостоятельна. Несостоятельность может быть из-за разницы эффектов хронического и прерывистого воздействия. Хроническое воздействие, оцененное как производственное воздействие, как оказалось, снижает риск меланомы в трёх крупных исследованиях, особенно у мужчин; это наблюдение согласуется с описательной эпидемиологией состояния, которое показывает меньший уровень риска в группах, работающих на открытом воздухе.»

Результат двух непредвзятых мета-исследований, опубликованных в 2013 году, подтверждают полученные данные о том, что регулярный (производственный) контакт с УФ светом не увеличивает (напротив, на самом деле — снижает) риск злокачественной меланомы.

«Производственное воздействие солнца и риск меланомы в соответствии с анатомическим расположением. (Новый Южный Уэльс, Австралия: Kylie Vuong,, Kevin McGeechan, Bruce K. Armstrong, AMFS Investigators, GEM Investigators and Anne E. Cust. Статья сперва опубликована в интернете: 29 NOV 2013. DOI: 10.1002/ijc.28603). http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/ijc.28603/abstract

«Производственное воздействие ультрафиолетового излучения и риск не меланомного рака в многонациональном исследовании» (Лондонская Школа Гигиены и Тропической Медицины): Surdu, S; Fitzgerald, EF; Bloom, MS; Boscoe, FP; Carpenter, DO; Haase, RF; Gurzau, E; Rudnai, P; Koppova, K; Fevotte, J; Leonardi, G; Vahter, M; Goessler, W; Kumar, R; Fletcher, T (2013) PloS one, 8 (4). ISSN 1932-6203). http://researchonline.lshtm.ac.uk/989837/

Эти данные, как в самой Монографии IARC, так и по крайней мере в двух недавних исследованиях резко расходятся с классификацией IARC солнечного света и ультрафиолета как канцерогенов опасных для человека без упоминания дозы

Вопрос 2: Были ли мета-исследование и решение верны и свободны от предвзятости, когда IARC добавил «Использование УФ излучающих устройств для загара» к группе наиболее опасных в монографии 100D от 2012 года (основанной на Рабочей Группе IARC по выявлению рисков канцерогенеза, которая собралась в Лионе 2-9 июня 2009 года)?

Ответ:

Процесс, ведущий к включению использования соляриев как отдельного канцерогенного фактора (вдобавок к солнечному излучению, широкому спектру ультрафиолетового излучения, ультрафиолетового излучения А и Б), был определённо предвзятым.

Вот основные доказательства предвзятости:

Председатель рабочей группы внутри IARC Адель Грин, ответственная за встречи (в 2006 и 2009 годах), на которых было сделано предложение о включении соляриев в МОНОГРАФИЮ 100D (от 2012 года), финансировалась L’Oreal Recherché, 50/50 совместным предприятием косметической компании Лореаль и гиганта пищевой промышленности Нестле.

На данный момент данное лицо также является членом Международной Комиссии по Защите от Неионизирующих Излучений, которая специализируется на обвинении витамина Д в блокировании продвижения новых рекомендаций внутри IARC/ВОЗ относительно необходимости определённого количества контакта с ультрафиолетовым светом для лучшего здоровья. (См. письмо Уильяма Гранта https://www.vitamindcouncil.org/blog/sun-exposure-balanced-approach-between-health-risks-and-benefits-of-uv-and-vitamin-d/ Воздействие солнца: Сбалансированный подход между рисками для здоровья и преимуществом УФ и витамина Д https://yadi.sk/i/43J64xMZbTcsm)

Сообщение рабочей группы IARC по оценке рисков канцерогенеза у человека, которая собиралась в Лионе 2-9 июня 2009 года, зависит, касательно соляриев, от мета-исследований сообщений о 19 индивидуальных исследованиях.

Некоторые эксперты по воздействию ультрафиолета для получения витамина Д критиковали мета-исследование и назвали его ложным и некорректным. (см. презентацию) https://yadi.sk/i/Z02tsYicbRRoG.

Критика показывает, что с учётом сообщений, несущественных для коммерческого использования соляриев исключенных из мета-исследования, увеличение риска статистически незначительно.

Более того, IARC в своём сообщении несправедливо пренебрегают многими положительными эффектами умеренного и регулярного контакта с УФ излучением.

На самом деле некоторые люди в IARC (включая председателя IARC и их главного статистика, ответственного за упомянутое выше исследование) с тех пор создали Международный Институт Профилактических Исследований, через который они продолжают свою кампанию против солнечного света и соляриев, теперь в публичном сотрудничестве с косметическими и фармацевтическими компаниями. Что интересно, они также провели исследование, которое ставит под вопрос роль витамина Д.

Вопрос 3: Принимает ли основное исследование во внимание гипердиагностику рака кожи, которая составляет 80-90%?

Ответ:

Диагноз «рак кожи» (меланоцитарный, а также немеланоцитарный) – это движущая сила кампании западных стран против воздействия ультрафиолетового излучения.

В Монографии 55 МАИР (стр. 39: ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ) используется увеличение диагнозов рака кожи как аргумент для рассмотрения отнесения солнечного света и ультрафиолета к классу канцерогенов:

«В США меланоцитарный рак кожи занимает второе место после рака легких по росту случаев заболеваемости за последние 40 лет: количество случаев заболеваемости увеличивалось приблизительно на 5% в год».

Исключением являются светлокожие люди из Англии, переезжающие (или переехавшие) в Австралию, но никто не попытался выяснить, почему вдруг солнечный свет вызвал такое увеличение случаев заболевания раком кожи, выявленных в основном в «развитых» западных странах.

В Монографии 55 содержится пространное описание роли озонового слоя, но не упоминается о том, что флуктуации озонового слоя над населенными территориями Земли очень малы.

В действительности солнечный свет и его УФ-излучение – это единственный неизменный фактор в течение многих лет развития человечества. Поэтому странно винить его за относительно недавнее увеличение случаев заболевания раком кожи.

Если посмотреть на почти эпидемический рост случаев заболеваемости раком кожи с точки зрения маркетинга и психологии, то найти причину проще.

  1. Крупные фармацевтические и косметические корпорации спонсируют организации по борьбе с раком кожи и их кампании по раннему выявлению рака кожи.
  2. Доктора в клиниках, занимающихся скринингом, имеют две причины для классификации доброкачественного поражения кожи как потенциального злокачественного:
    1. Они боятся возможных исков или моральных проблем, если пропустят настоящий злокачественный рак.
    2. Они могут получить много денег, если будут лечить выявленный потенциальный рак кожи.
  3. Фармацевтические и косметические корпорации используют свою власть на рынке, чтобы предупреждать читателей СМИ и глянцевых журналов для женщин об опасности воздействия УФ (подтверждено увеличением числа диагностированных случаев).
  4. Предупреждения в СМИ заставляет все больше людей присоединяться к кампаниям по раннему выявлению.

Этот порочный круг усиления страха заболеть раком создал беспрецедентный уровень гипердиагностики как меланоцитарного, так и немеланоцитарного рака кожи.

Группа международных исследователей из Италии представила в 2012 году доклад трехгодичного исследования, в котором использовались данные за 10 лет из 21 клинического центра и двух отделений дерматопатологии из 13 стран.

Они выяснили, что количество некорректно показанных операций по удалению (биопсии НЕ включены) каждой «действительно» злокачественной меланомы составило 8,7 в специализированных клиниках и примерно 29,4 в неспециализированных клиниках.

«Точность при выявлении меланомы: 10-летнее многоцентровое исследование» (http://www.eblue.org/article/S0190-9622(11)00808-5/abstract)

Гипердиагностика выполняет несколько целей для фармацевтических и косметических компаний, которые спонсируют ее:

  • Приводит больше пациентов к дерматологам (=больше продаж средств от рака кожи)
  • Активизирует пропаганду избегания солнечных лучей, которая лишает все больше людей целебного воздействия УФ и помогает косметическим компаниям продавать косметические средства защиты от солнца.
  • Помогает предвзятым исследованиям показать повышенный риск заболевания раком кожи, вызванный любыми желаемыми факторами риска (например, солярии)
  • Создает имидж успеха для кампаний по раннему выявлению рака кожи за счет увеличения выживаемости (распространенности заболевания) среди жертв гипердиагностики (логическое следствие, поскольку большинство диагнозов никогда не были злокачественными с самого начала).

График ниже ясно показывает тщетность избытка диагнозов рака кожи. Фиолетовые линии представляют количество случаев, а розовые линии представляют смертность (на 100 000 человек ASW. Источник: EUCAN 2012 (МАИР) [http://eco.iarc.fr/eucan/])

В России по-прежнему разумное соотношение между количеством случаев (диагнозы) и смертностью. Почему бы не сохранить его таким?

Оценка-случаев-диагностика-мелномы

Как бы то ни было, нет доказательства того, что увеличение диагнозов ведет к уменьшению смертности. Напротив, кажется, что кампания по избеганию воздействия солнечного света в действительности увеличивает количество случаев смертельных исходов. Это согласуется с тем, что риск меланомы снижается у людей, регулярно подвергающихся воздействию ультрафиолета.

Эта диаграмма демонстрирует количество заболеваний и смертности в течение длительного времени в Швеции.

диагностика-раком-коже-Швеции

Каждый новый пациент с диагнозом рака кожи является причиной расходов для общества, но источником дохода для производителей средств от рака кожи и клиник по лечению рака кожи.

Ответственный орган здравоохранения должен рассматривать факт того, что данное лицо становится «жертвой рака кожи», в большинстве случаев по ошибке, как личную трагедию.

Реестры раковых заболеваний не содержат системы обратной связи. Поэтому, как только рак классифицируется как злокачественный, эта классификация остается в реестре, даже если позже выяснится, что опухоль была доброкачественной.

Это создает брешь в любом исследовании методом случай-контроль, которое не имеет поправки на гипердиагностику. Ни одно из исследований в мета-исследовании МАИР, проводимом в 2006-2009 гг. (Рабочая группа по оценке канцерогенных факторов у людей), не содержит поправки на гипердиагностику. А также и последующее исследование, которое пытается измерить отношение между воздействием УФ и раком кожи.

Вопрос 4: Насколько велик действительный риск использования искусственных источников ультрафиолетового излучения для получения загара?

Ответ:

Риск смертельного исхода от злокачественной меланомы или другого рака кожи очень низкий. Поэтому кампании против воздействия УФ используют данные относительного повышения риска вместо абсолютного, полученные из неполноценных или предвзятых мета-исследований.

Поэтому абсолютное повышение риска с 0.02% до 0.03% становится «повышением риска на 75% у женщин, пользующихся соляриями в возрасте до 30 лет» в пресс-релизах МАИР, поддерживаемых и усиленных PR-гуру фармацевтических и косметических корпораций.

Невозможно изолировать использование искусственных источников ультрафиолетового излучения, как отдельного фактора риска возникновения рака кожи. Любая попытка сделать это должна учитывать, что лица в исследованиях по методу случай-контроль не подвергаются ни одному из возможных факторов риска.

Отчёт “Известные и потенциальные новые факторы риска возникновения рака кожи в европейских популяциях: мультицентровое исследование методом случай-контроль” http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/j.1365-2133.2012.11081.x/abstract является хорошим примером, иллюстрирующим сложность попытки выделить любой отдельный фактор риска возникновения рака кожи.

Это исследование 1 371 случая рака и 1 550 представителей контрольных групп представляет 46 факторов риска как возможных причин рака кожи. (13 связаны с образом жизни, 14 — с питанием, 9 — с медициной и 10 – со стрессом).

Ни один из этих 46 факторов риска не исключает любой другой, а два наиболее релевантных новых фактора риска (использование мобильного телефона и использование солнцезащитных средств) не включены.

Например, лицо, получившее солнечные ожоги в детстве, во взрослом возрасте может также быть курильщиком и потребителем красного вина, а также часто путешествовать на солнечные курорты, при этом испытывая стресс и принимая сердечные лекарства (загар, курение, употребление вина, отпуск на солнце, стресс и сердечные лекарства были только 6 из 46 различных факторов риска в крупном европейском исследовании).

Даже если ограничить выбор для каждого фактора до двух, 46 неэксклюзивных факторов риска дадут более 70 триллионов комбинаций.

При таком множестве включённых факторов исследования методом случай-контроль ничего не могут доказать (или, вернее, могут быть сделаны на заказ, чтобы доказать то, что хочет видеть тот, кто платит за исследование).

Это исследование также показывает, что влияние искусственного загара на риск возникновения меланомы является «статистически незначимым». Только 6 из 1 371 случая меланомы и 13 в контрольной группе были частыми пользователями ламп для загара.

Общий уровень риска смерти от рака кожи в США составляет менее 0,03 % (1 на 3 300).

Уровень применения средств для загара без солнца среди лиц, умерших от меланомы, пропорционален общей численности населения (~10 %), что сводит теоретический риск смертельного заболевания меланомой от загара без солнца к 0,003 % (то есть 1 на 33 000).

На иллюстрации внизу этот риск сравнивается с другими причинами смертности в США.

риск-рака-коже

На самом деле многие причины высокой степени риска могли бы иметь меньшее значение, если бы большее количество людей регулярно и умеренно использовало лампы для загара.

Вот другой пример, на этот раз из Франции, показывающий, как невелик процент злокачественной меланомы (1,18 %) среди всех случаев онкологических заболеваний.

Оценка-смертности-мелномы-во-Франции

Вопрос 5: Дополнительное поощрение защиты от солнца сделает людей здоровее или болезненнее?

Ответ:

Западное здравоохранение находится на ложном пути, пытаясь отпугнуть население от солнечного света и соляриев.

Недавнее исследование, в котором участвовали 30 000 женщин, живущих на юге Швеции, показывает, что именно избегание солнечных лучей является основным риском, вызывающим увеличение общей смертности. Следует также учесть, что немногие лица с диагнозом «меланома» умирают в связи с данным заболеванием.

Данное исследование чётко показывает общую пользу для здоровья, а также сниженный риск меланомы для женщин, которые пользуются услугами соляриев.

См. https://yadi.sk/i/zsHimEyVbRRrM

Вопрос 6: Доказывают ли результаты стран, которые уже в течение долгого времени принимали меры против воздействия ультрафиолетового излучения, что избегание загара снижает заболеваемость раком кожи?

Ответ:

Графики в ответе на вопрос 3, конечно, не показывают снижения заболеваемости раком кожи в странах, которые были самыми активными в пропаганде избегания загара в течение прошлых 35 лет.

Относительно соляриев: Франция была первой страной, которая в 1997 ввела возрастной ценз (18 лет) на пользование искусственными источниками ультрафиолетового света.

На практике использование соляриев (искусственных источников ультрафиолетового излучения) во Франции минимально. Франция также является лидером с большим отрывом по использованию на душу населения солнцезащитных косметических средств.

К сожалению, это ничего не сделало для снижения во Франции как уровня заболеваемости меланомой, так и уровня смертности от неё.

Устойчивое повышение количества диагнозов меланомы имеет место из-за ранних скринингов, которые приводят к большому количеству гипердиагнозов.

Медленное повышение смертности от злокачественной меланомы имеет место из-за пропаганды избегания загара, которая стимулирует увеличение количества (гипер) диагнозов.

Полномочным органам пора остановить этот порочный круг и признать тот факт, что единственный доказанный способ снизить заболеваемость раком кожи – это регулярное умеренное облучение ультрафиолетом.

Когда-то Россия была лидером использования ультрафиолетового облучения для оздоровления и улучшения спортивных достижений.

Возможно, России пора вновь занять это место и доказать остальному миру безумие «западного» способа решения проблемы рака кожи, в действительности очень незначительной.

Вопрос 7: Какова цена дальнейшего снижения ультрафиолетового облучения для российского общества (здравоохранение и страховые выплаты)?

Ответ:

Использование солнечного света для профилактики, выздоровления, физического и психологического оздоровления, было известно человечеству в течение тысячелетий.

Пропаганда избегания солнца, изобретенная крупными косметическими и фармацевтическими компаниями, стёрла эти знания в умах большинства представителей медицины.

Лишь немногие ученые указывают на пользу витамина D и ультрафиолетового облучения для выздоровления и профилактики.

В 2009 году один из самых видных исследователей витамина D, доктор Уильям Грант вместе с командой ведущих экспертов по витамину D, издал отчёт об анализе стоимости последствий в Европе недостатка витамина D у европейского населения: “Оцененные преимущества увеличенного состояния витамина Д в снижении экономического бремени заболевания в Западной Европе” https://yadi.sk/i/hk6xXsUJbTcsH.

Вот их заключение: “Сокращение прямой и косвенной экономической нагрузки, вызываемой заболеваемостью, при увеличении среднего уровня содержания 25 (ОН) D до уровня 40 нг/мл. На 2007 год это сокращение оценивается в 187 000 миллионов € в год”.

К настоящему времени сумма снижения ежегодных затрат здравоохранения, вероятно, составила бы более 200 миллиардов евро, если бы вместо подавления регулярного умеренного ультрафиолетового излучения оно бы, наоборот, стимулировалось.

Принимая во внимание тот известный факт, что лишь регулярное умеренное облучение (то есть “профессиональное облучение”) ультрафиолетовым светом является единственным доказанным способом фактически снизить заболеваемость злокачественной меланомой, это будет легким решением задачи для любого органа здравоохранения, который посмеет оспорить современную западную пропаганду и вернуться к древней русской мудрости.

Разумеется, в такой стране, как Россия, которая испытывает недостаток солнечного света в течение большей части года, искусственные источники ультрафиолетового излучения имеют очень высокое значение.

Вопрос 8: Каковы будут затраты для российского общества, если кампании по раннему обнаружению рака кожи приведут к такой же гипердиагностике, как на Западе?

Ответ:

Сейчас, когда прошло лишь несколько лет регулярных кампаний по раннему скринингу, гипердиагностика рака кожи ещё не широко распространена.

Если пойти тем же путём, как, например, США, затраты будут расти быстро.

Национальный Онкологический институт (НОИ) оценивает затраты на лечение меланомы в США в 2020 году в 2,5 миллиарда долларов США (см. график ниже).

стоимост-лечения-меланома-2020-США

НОИ считает, что затраты на лечение рака кожи помимо случаев меланомы будут по крайней мере такими же, если не выше.

Это означает, что затраты на, главным образом, гипердиагностику рака кожи в США будут составлять свыше 5 миллиардов долларов США ежегодно.

Для сравнения ниже см. график, отражающий затраты на лечение меланомы в 1970 году по сравнению с оценкой на 2020 год.

стоимост-лечения-меланома-1970-США

Неужели кто-либо (кроме изготовителей лекарств от рака кожи) действительно хочет, чтобы в России таким же образом увеличились затраты на лечение в основном гипердиагностированного рака кожи?

Галдерма — пример фармацевтической компании, которая извлекает выгоду из увеличения диагностики рака кожи.

Галдерма была создана в 1981 году фирмами Лореаль и Нестле (по 50 % акций у каждой) для

создания лекарств от рака кожи.

Один год лечения одного пациента стоит в среднем 10 000 евро.

В 2013 году Галдерма продала своей продукции на 1,653 миллиарда евро на рынке, который едва существовал, когда компания была основана.

В апреле 2014 года Нестле выкупил у Лореаль владение компанией Галдерма.

По информации их советников (Ротшильд), Нестле получил 50 % акций Галдермы, оцененных в 3,1 миллиарда евро и дополнительно 3,4 миллиарда евро по сделке, которая сократила собственность Нестле в Лореаль с 29,4% до 23,29%.

Нестле создаст единицу под названием Нестле Здоровая Кожа, чтобы включить компанию Галдерма.

Субсидируемые Галдермой кампании по раннему обнаружению, очевидно, обеспечивают данной компании хороший бизнес.

Вопрос 9: Какова была роль господствующих западных средств массовой информации, над которыми доминируют корпорации, в продвижении избегания загара?

Ответ:

Господствующие средства массовой информации, включая «глянцевые» женские журналы, были очень активны в продвижении информации о необходимости избегания солнца и использования защитных средств от солнца.

Как только публикуется новый отчёт об опасности солнечного света и соляриев, господствующие средства массовой информации полны сенсационных заголовков из пресс-релизов, распространяемых дорогостоящими агентствами по связям с общественностью.

Любые отчёты о результатах исследований, которые противоречат сообщениям о вреде солнца (как отчёты, упомянутые в этом документе), не могут пробиться в господствующие средства массовой информации.

Достаточно интересен тот факт, что присутствует отчётливая параллель между дискредитацией солнечного света и соляриев и ложью о России, распространяемой именно сейчас в господствующих западных средствах массовой информации. Может быть, позади обеих этих кампаний стоит та же самая элита господствующего мирового управления?

Вопрос 10: Как наилучшим способом регулировать использование искусственных источников ультрафиолетового излучения для загара?

Ответ:

До нынешнего времени рынок использования искусственных источников ультрафиолетового излучения в России является самоуправляемым.

В действительности в течение последних 5 лет он быстро сокращался из-за постоянных предупреждений об опасности соляриев в средствах массовой информации.

Наши коллеги на рынке организуют обучение и сертификацию участников и потребителей.

Наша задача состоит в том, чтобы каждый посетитель солярия получал наиболее безопасную и приятную услугу.

Обучение и просвещение российского населения о том, как использовать искусственные источники ультрафиолетового излучения для загара и укрепления здоровья намного эффективнее, чем запреты или ограничения использования таких источников.

Чтобы гарантировать, что обучение и просвещение соответствуют российским стандартам, можно уполномочить соответствующие органы проводить аттестацию организаций, предоставляющих такое обучение.

Все участники данного рынка готовы и желают участвовать в этом процессе.

Мы убедительно просим Вас рассмотреть и проанализировать вышеуказанную информацию, чтобы остановить принятие акта, прежде чем будет проведено российское полномасштабное независимое исследование, и его результаты будут обнародованы без какого-либо участия частных юридических лиц и интересов.

Данное письмо подписано руководителями компаний – основных участников рынка загара в солярии и дистрибуторов на данном рынке в Российской Федерации.[/fusion_text][/fusion_builder_column][/fusion_builder_row][/fusion_builder_container padding_right=»20px» padding_left=»20px» ][fusion_builder_container hundred_percent=»yes» overflow=»visible»][fusion_builder_row][fusion_builder_column type=»1_1″ background_position=»left top» background_color=»» border_size=»» border_color=»» border_style=»solid» spacing=»yes» background_image=»» background_repeat=»no-repeat» padding=»» margin_top=»0px» margin_bottom=»0px» class=»» id=»» animation_type=»» animation_speed=»0.3″ animation_direction=»left» hide_on_mobile=»no» center_content=»no» min_height=»none»][fusion_text]

[/fusion_text][fusion_text]

[/fusion_text][/fusion_builder_column][/fusion_builder_row][/fusion_builder_container]

This Is A Custom Widget

This Sliding Bar can be switched on or off in theme options, and can take any widget you throw at it or even fill it with your custom HTML Code. Its perfect for grabbing the attention of your viewers. Choose between 1, 2, 3 or 4 columns, set the background color, widget divider color, activate transparency, a top border or fully disable it on desktop and mobile.

This Is A Custom Widget

This Sliding Bar can be switched on or off in theme options, and can take any widget you throw at it or even fill it with your custom HTML Code. Its perfect for grabbing the attention of your viewers. Choose between 1, 2, 3 or 4 columns, set the background color, widget divider color, activate transparency, a top border or fully disable it on desktop and mobile.